Выставки
А. С. Пушкин и испанская литература
А. С. Пушкин и испанская литература
Организация
Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы «Государственный музей А.С. Пушкина»
Аннотация
Выставка «А. С. Пушкин и испанская литература» продолжает серию проектов Государственного музея А. С. Пушкина, призванных показать, каким вниманием со стороны поэта пользовалась выдающаяся западноевропейская литература и какое влияние она оказывала на его творчество. Интерес к Испании – отличительная черта пушкинской эпохи. Впервые он ярко проявляется в период наполеоновских войн. Современники поэта с восторгом приветствовали народ, вступивший в борьбу с Бонапартом раньше России и сумевший добиться в этом противостоянии первых побед. События в Кадисе января 1820 года, повлекшие за собой восстание на Пиренейском полуострове, вызвали в русском обществе, еще не забывшем «либерального духа» и «вольнолюбивых мыслей» Заграничных походов 1813–1814 годов, новую волну увлечения страной, боровшейся против феодальных законов, за ограничение монархии и восстановление конституции. Имена Рафаэля Риего-и-Нуньеса и Антонио Кироги не сходили с уст. В предводителях испанской революции теперь видели пример, достойный подражания. В числе дворянской молодежи, сочувствующей этим настроениям, оказался и А. С. Пушкин. Русское правительство, напротив, выказало обеспокоенность. По решению Священного союза 100-тысячная французская армия перешла границу и, при содействии сил, оставшихся верными королевской власти, расправилась с повстанцами, восстанавливая абсолютизм. 7 ноября 1823 года Р. Риего был казнен на площади Ла-Себада в Мадриде. Стихотворение Пушкина «Недвижный страж дремал на царственном пороге...» (1824) – одно из самых сильных обличений, брошенных поэтом Александру I. Если в начале XIX века знакомство с языком и литературой Испании в России распространено не было, то в 1820-е годы пробуждается интерес к испанскому театру, поэзии, памятникам классической литературы, формируется новое отношение к культуре этой страны. Пушкин разделял восторг своих современников-испанофилов, тем более что среди них были его друзья и знакомые: В. К. Кюхельбекер, С. А. Соболевский, П. В. Киреевский, П. А. Катенин, многие декабристы. Чтобы составить самостоятельное суждение о литературе Испании, поэт начинает изучать ее язык. Помимо подлинников «Романсеро», «Дон Кихота», «Назидательных новелл» Сервантеса, четырехтомника Кальдерона, он приобретает грамматику аббата A.-Л. Жосса, а также несколько словарей – Дж. Баретти, Б. Кормона, К.-М. Гаттеля. По свидетельству П. А. Плетнева, Пушкин находит «время выучиться <...> итальянскому и отчасти испанскому» еще в южной ссылке. Однако вероятнее, что поэт занимался испанским языком в Царском Селе в 1831 году: к апрелю 1832 года относится выполненный им перевод отрывка новеллы Сервантеса «Цыганочка». Большое число произведений в полных переводах или в извлечениях и пересказах публиковалось в имевшейся у Пушкина французской серии «Bibliothèque universelle des romans» («Всеобщая библиотека романов»). Среди них положившая начало жанру плутовского романа «Жизнь Ласарильо с Тормеса», знаменитый каталанский рыцарский роман «Тирант Белый», книги Хинеса Переса де Иты и Хуана Мануэля. Вместе с английскими, немецкими и французскими переводами, а также многочисленными изданиями об Испании поэт имеет возможность читать исторические труды П.-С. Бриана, Л.-А. Дюмениля, У. Робертсона, обращается к статьям Ж.-Ш.-Л. де Сисмонди и А. В. Шлегеля. Размышляя о драме и о «Борисе Годунове», о народности в искусстве, Пушкин ссылался на авторитет Кальдерона и Лопе де Веги. Испано-арабские мотивы в «Альгамбре» В. Ирвинга сыграли значительную роль в замысле «Сказки о золотом петушке» (1834). Поэт делает заметки об «Испанских и итальянских повестях» А. де Мюссе, исследователи отмечают «следы чтения» «Рукописи, найденной в Сарагосе» Я. Потоцкого в «Египетских ночах», «Агасфере», «Цыганах». Количество произведений самого Пушкина, связанных с испанскими темами, относительно невелико, но «глубина их содержания такова, что <…> они дают весьма внушительное представление о героической истории, национальном укладе и интеллектуальных богатствах испанского народа». Это «маленькая трагедия» «Каменный гость» (1830), стихотворения «Пред испанкой благородной...», «Альфонс садится на коня...», «На Испанию родную...», «Чудный сон мне Бог послал...». Уже в 1820-е годы стихотворение «Ночной зефир…» было положено на музыку А. Н. Верстовским и Д. В. Веневитиновым; в начале 1830-х годов – А. Есауловым, в конце десятилетия – М. И. Глинкой и А. С. Даргомыжским. Широкое распространение получил романс Глинки на слова Пушкина «Я здесь, Инезилья…». Одной из главных «испанских» тем для поэта становится противопоставление жизнеутверждающей чувственной любви угрозам и преградам, которые ей ставят религия, замкнутость семейного уклада, застарелые суеверия. «Благословенный край, пленительный предел», где «ночь лимоном и лавром пахнет», где «жены вечером выходят на балкон» и «умеют с любовью набожность умильно сочетать» – образ Испании, который утвердился в русской литературе благодаря поэзии Пушкина и который по сей день наследуется русской культурой.